Есть более сильная любовь… | Курсы консультантов по грудному вскармливанию
Дистанционное обучение консультантов по грудному вскармливанию (гос диплом!), прикорму и слингоношению

Есть более сильная любовь…

В ноябре девушка-подросток родила девочку, которую, как она считала, не смогла бы воспитать. Поэтому она решила отдать ее на усыновление. Это весьма распространенная практика. Но есть кое-что, что выделяет из общей массы девятнадцатилетнюю девушку по имени Калина Пайшер, проживающую на Аляске (США). Она сцеживала грудное молоко для ребенка, которого отдала на усыновление в другую семью и сказала, что делает это по тем же причинам, по которым и отдала девочку, – хочет, чтобы у той было все лучшее.
Пайшер было восемнадцать, когда она забеременела. Узнав эту новость во время очередного посещения врача, она была настолько шокирована, что поверила в нее только после проведения двух дополнительных тестов. Совершенно неожиданно ей пришлось принимать очень взрослые решения.
Она жила с отцом и мачехой и через несколько месяцев должна была заканчивать школу. В дальнейшем планировала стать стоматологом-гигиенистом, даже получила стипендию на обучение. Пайшер решила, что отдаст девочку на усыновление.
Она не хотела висеть не шее у своих родителей, как и не хотела переходить на соцобеспечение. В свои 19 она чувствовала, что у нее недостаточно жизненного опыта, чтобы растить ребенка. «Ты должна отложить всю свою жизнь, потому что она должна быть посвящена этой новой жизни» - говорила Пайшер. Она имела возможность наблюдать подростковое материнство вблизи – ее сестра родила ребенка в 14 лет.
Поэтому Пайшер решила найти семью, которой смогла бы доверить своего ребенка. В агентстве ей сказали, что собеседования с потенциальными усыновителями можно начинать только после семи месяцев беременности. Но пары месяцев, которые останутся до родов, было явно недостаточно для принятия решения. Она узнала, что друг семьи – женщина, которая когда-то нянчила ее, - хотела со своим партнером усыновить ребенка. Эта женщина жила в другом штате.
«Я бы доверила ей свою жизнь» - сказала себе Пайшер – «И я бы доверила ей своего ребенка. Девочка получит достаточно любви, должное родительское наставление и хорошее образование. Она не получит всего этого со мной».
Они договорились о так называемом «открытом усыновлении», которое позволяло бы Пайшер также играть какую-то роль в жизни ребенка.
Беременность для нее в основном проходила в удовольствие. Она пела ребенку в машине и читала своему растущему животику по вечерам. С любопытством она ощущала внутри себя движения младенца. «Я связана с ней» - говорила Пайшер.
Посещавшая ее медсестра говорила с ней о грудном вскармливании, антителах и содействии росту мозга, которые она могла таким образом дать своей дочери. И Пайшер решила так и делать.
Приемные родители купили ей молокоотсос и предложили оплачивать доставку молока из Аляски.
В конце ноября прошлого года Пайшер родила здоровую девочку за 9 дней до назначенного срока. «Как только она родилась, ее положили мне на грудь. Она плакала, а я была так счастлива!» - говорит Пайшер. Девочка пробыла около нее первые 48 часов. Она выбрала ей второе имя – Брук.
Когда приемные родители приехали на Аляску, Пайшер передала девочку им на руки. После этого она уже не брала ее на руки. «Я хотела, чтобы моя дочь привязалась к ним, они ведь будут воспитывать ее» - говорит она. Она также хотела защитить себя от излишней душевной боли, когда девочку будут увозить с Аляски.
У девочки был зверский аппетит. Пайшер начала сцеживаться каждые 2 часа и паковать молоко в пластиковые пакеты. У нее не было возможности начать снова выходить в свет и заниматься вещами, присущими девятнадцатилетним. Она оставалась привязанной к молокоотсосу и молока вырабатывалось удивительно много. В один раз она сцеживала по 180 мл. молока от каждой груди каждые 2 часа.
Через некоторое время у нее начались боли. Соски потрескались и стали кровоточить. Но она думала о питательных веществах, антителах, росте мозга ребенка и продолжала сцеживаться, отправляя молоко в коробках с надписью «Свежие морепродукты – держать замороженными», чтобы быть уверенной, что его не разморозят. Каждая посылка весила более 36 килограмм. Приемным родителям пришлось купить дополнительную морозильную камеру.
В то же время Пайшер ощущала отсутствие ребенка. “Я не ожидала, что буду так тяжело переносить эту потерю. Я просто спрятала все свои чувства» - говорит она. Когда ей плохо, Пайшер напоминает себе о причинах своего выбора. «Я чувствую сердцем и осознаю разумом, что так было лучше» - говорит она. Она каждую неделю ходит к психотерапевту. Это помогает. 
По прошествии шести недель молока все еще вырабатывалось много. У нее было столько молока, которое она держала в родительской морозильной камере рядом с летним уловом лосося, что она решила пожертвовать излишки молочному банку Колорадо. Там молоко проверят и будут кормить им недоношенных детей в отделении неонатальной интенсивной терапии.
Таких официальных банков грудного молока пока нет на Аляске, но один уже находится в процессе создания.
Сейчас Пайшер уменьшила количество сцеживаний до двух в день. Это тоже было непросто. “Пока я даю им грудное молоко, я все еще нужна им. Я нужна ребенку. Но теперь, когда я постепенно прекращаю это делать, я чувствую, что буду им больше не нужна» - говорит она.
Больше всего она боится, что как только будут подписаны все документы по усыновлению, приемные родители прервут с ней контакт. Они уверяют ее, что этого не случится. Будут посещения на день рождения, видеосвязь, они будут посылать ей фотографии. Она будет посылать рождественские подарки. Все это слишком тяжело для девятнадцатилетней. Но Пайшер говорит, что ни на что не променяла бы этот опыт.
«Теперь я знаю, что есть более сильная любовь» - говорит она.
 
перевод выполнен консультантом по ГВ Юлией Хоменко, 
                                    специально для Проекта ПроГВ
 

Мы - одна команда!

Оставайтесь с нами на связи!

Новости Проекта, анонсы курсов, интересные и полезные статьи!

Стать консультантом по ГВ Подписаться на рассылку