История 12. Мама Алиса и сын Степан, 3 недели. Как избавиться от тревоги? | Курсы консультантов по грудному вскармливанию
Дистанционное обучение консультантов по грудному вскармливанию (гос диплом!), прикорму и слингоношению

История 12. Мама Алиса и сын Степан, 3 недели. Как избавиться от тревоги?

 
*здесь и далее все имена изменены, но истории реальны
 
Проблема, на которую вызывали: недобор веса.
 
Разная бывает работа после очной встречи с мамой. Есть такие консультации, когда «пришел, увидел, приложил», как говорит одна моя прекрасная коллега. Мама потом перезвонила еще раз или два, что-то уточнила, и дальше они сами отлично справляются. Бывают такие, когда мы работаем несколько недель, например – снимая большие объемы докорма, почти с капель восстанавливая объем молока. Это непросто, но когда все получается – ощущение победы после непростой работы дает много сил; и маме, и консультанту. А бывают мамы, которым нужно много-много поддержки и достаточно долго. Уровень их тревоги зашкаливает, близкие не поддерживают или давят, они постоянно чувствуют неуверенность в своих действиях, перезванивают много раз, даже по несколько раз в день. Это трудно. Но порой консультант – единственный, кому мама может пожаловаться, и кто действительно может помочь вырваться из бега по кругу и расслабиться. Поэтому выдыхаем и работаем дальше.
 
Голос в телефоне звучал напряженно: «Мой малыш мало прибавляет в весе, что мне делать? Педиатр говорит – докармливайте смесью, но молока у меня много, а от смеси у сына болит живот».
 
Степан – долгожданный мальчик у своих родителей. Роды проходили трудно, мама сильно устала. Кроме того, в роддоме было раздельное пребывание, приносили сынишку сонного и сытого, сосал мало, лишь тихонько пожевывал грудь. Дома тревог добавилось – мальчик почти не спал, мало писал, постоянно искал грудь, но сосать получалось по-прежнему плохо, глоточков почти не было, грудь продолжала оставаться переполненной молоком.
 
Тогда Алиса начала сцеживаться и докармливать Степу из бутылки, грудь он получал только раз или два в день, чтобы не забыл. Малыш послушно ее брал, но быстро засыпал, так почти ничего и не высосав. Алиса очень хотела кормить только грудью – ну так обидно, когда молока много, а приходится возиться с бутылками. И самое главное, что мама не могла понять – почему, съедая достаточный для своего возраста объем молока (Алиса тщательно записывала, сколько и когда сынишка высосал из бутылки), мальчик продолжал прибавлять довольно низкими темпами. Прибавки мама тоже отслеживала строго: взвешивала сына до и после каждого кормления, даже ночью. И не понимала, куда же уходят все эти съеденные миллилитры. Подозревала скрытые заболевания, но мальчика осмотрели все врачи, от педиатра до кардиолога – он здоров. Бабушка, приехавшая помогать, настаивала на вводе смеси («у тебя молоко не питательное»), пыталась постоянно дать пустышку, не разрешала кормить лежа. В итоге, когда я приехала, мама была, как натянутая струна.
 
 Грудь у Алисы достаточно объемная, тяжелая, соски не очень выпуклые. Степа крутил головой, искал, терял, пытался присасываться, брал сосок в рот, отпихивался ручками. Но в итоге, взяв его уверенно и плотно, немного помогая взять грудь глубже, Алиса смогла приложить так, что мальчик стал сосать и хорошо. Пробовали в разных положениях, выбирали, что им удобнее. Меня насторожило, что все время консультации мама пыталась постоянно положить Степана на весы. Вот поел 15 минут – взвесила, в этой позе пососал – «а давайте посмотрим, сколько съел», пописал – снова  контроль, «ой, он совсем ничего не высосал опять», хотя глотки, частые и хорошие, было очень даже слышно. Я пыталась рассказывать о погрешностях и не информативности, уговаривала Алису взвешивать сына один, ну хотя бы два раза в сутки, утром и вечером, если ей так страшно, что мало съел, но она не хотела об этом слышать. Причем было видно, что мальчика порядком утомляли эти полеты на весы и обратно – он только сладко задремал, выпустив грудь – оп, мама уже снова кладет в жесткое корытце. В конце концов, малыш все же устал и крепко заснул. Мы с мамой расписали план работы, еще раз поговорили про частые взвешивания (безуспешно, насколько я поняла), договорились о созвонах.
 
 А потом было много звонков. Очень много. Бутылки и сцеживания Алиса забросила довольно быстро – Степа научился хорошо сосать, ел часто, с удовольствием, любил быть у мамы на руках, в кроватке быстро просыпался и хотел снова на ручки. Мочил и пачкал большое количество подгузников в день – а вес продолжал тормозить. Нет, он потихоньку набирал, но по нижней границе нормы – вес то стоял, то прыгал за день на 50 грамм туда-сюда, то, взвесив после ночи, мама радостно писала смс «+100 грамм!», а к вечеру снова оказывалось мало... Бабушки продолжали говорить о «не питательности» молока, об избалованности от ношения на руках, даже о вреде кормления лежа почему-то. Алиса продолжала часто-часто взвешивать, задавая вопросы по кругу. Мы словно бродили в лесу, постоянно натыкаясь на одни и те же сосны.
 
Я продолжала говорить маме о том, что когда ты такой еще маленький человек, а от тебя так сильно ждут чего-то, то эти ожидания могут отнимать много ресурса. И вся энергия будет уходить на то, чтобы их оправдать. А сил на рост и прибавку в весе – не останется. В итоге, устав искать новые слова, через две недели наконец-то убедила: Алиса не взвешивает неделю, и мы посмотрим, что получится. Она клятвенно обещала, хотя голос дрожал. Через семь дней позвонила, счастливая – Степа прибавил почти триста грамм! И стал гораздо спокойнее спать. Я выдохнула – удалось, и интуиция не подвела. А то были уже мысли предложить маме еще раз обследовать сынишку – вдруг врачи что-то пропустили.
 
 Алиса продолжала звонить еще довольно долго (да и сейчас бывает, хотя уже гораздо реже, конечно). Пережили они и лактационный криз, и однодневный отказ от груди после испуга, и прикорм начали не без приключений, и уже три зуба Степа отрастил к девяти месяцам. Да, работать было непросто, порой хотелось сказать что-то жесткое, чтобы вытряхнуть маму из той зыбучей трясины тревоги, в которую они с сынишкой периодически проваливались. Но в таких случаях стараешься выдыхать, улыбаться в телефон, и мерно расставлять досочки-мостки на крепкий берег, вешки втыкать, опорные слеги в руки давать. Глядишь – и снова выбрались. :)
 
А недавно Алиса рассказала, что ее педиатр из поликлиники призналась: они у нее одни остались на участке в этом возрасте на грудном вскармливании. Радостно за них, конечно, но и грустно – девять месяцев всего ведь, а?
 
Казалось бы, такое невинное действие – контрольное взвешивание, не очень, правда, нужное – и может разве кому-то навредить? Но доведенное до крайности, оно отняло несколько недель спокойствия у замечательной ответственной мамы и маленького чувствительного мальчика. Когда вам кажется, что ходите по кругу, нет поддержки даже у самых близких – вы не одиноки! И возможно, именно консультант по грудному вскармливанию окажет вам помощь тогда, когда это особенно нужно. Словом порой можно сделать очень много. Звоните, поговорим. :)
 
Ольга Сидорова,
консультант по ГВ

Мы - одна команда!

Оставайтесь с нами на связи!

Новости Проекта, анонсы курсов, интересные и полезные статьи!

Стать консультантом по ГВ Подписаться на рассылку