История про лактостаз | Курсы консультантов по грудному вскармливанию
Дистанционное обучение консультантов по грудному вскармливанию, слингоношению и подготовке к родам

История про лактостаз

С каждой новой консультацией я учусь чему-то новому. Даже если приходится помогать маме справиться с проблемой, которая мне очень хорошо знакома и, казалось бы, не должна вызвать никаких сложностей для меня. Потому что каждый раз я встречаюсь с новой мамой и новым ребенком, с их уникальными качествами, взаимоотношениями, семейным укладом. Но каждый уникальный случай бережно укладывается в копилку моего опыта, становится фундаментом для помощи не только другим семьям, к которым приезжаю я, но и другим консультантам, с которыми мы обязательно делимся своими открытиями. 
 
Расскажу о случае, который произошел уже пять лет назад, но мои знакомые консультанты, уверена, помнят его и сегодня. Мне позвонила мама и попросила помочь ей понять причины повторяющихся лактостазов. Ребенку было всего две недели, а застои молока за это время случались уже трижды. Мама мастерски с ними справлялась, потому что это был ее второй ребенок. Первого он кормила грудью почти три года и знала, что можно и что нельзя делать в такой ситуации. Я к тому времени активно работала консультантом по грудному вскармливанию уже год и была практически уверена, что быстро увижу проблему.
 
Однако все оказалось совсем не очевидно. Мама кормила по требованию, больших перерывов между кормлениями не было. Прикладывание – идеальное. Хотя подъязычная уздечка у малыша была явно коротковата. Я очень удивилась, потому что очень часто при такой уздечке страдает мамина грудь – на сосках появляются мозоли, трещины, ссадины. Но нет, здесь было все хорошо. Поэтому я подумала, что причина лактостазов не в короткой уздечке. 
 
И я решила сосредоточить внимание на других моментах. В рекомендациях, которые я оставила маме, был контроль за объемом потребления воды – не меньше двух и не больше трех литров в день, а также кормление в разных позах в течение дня. Честно говоря, мне казалось, что причина именно в последнем – мама днем кормила почти всегда в колыбельке, держа малыша на руках или в слинге, а ночью лежа. И так как лактостазы случались в основном в направлении подмышки, казалось, что регулярное кормление из-под руки может изменить ситуацию. 
 
Приятно и легко было работать с опытной и мудрой мамой. Ведь зачастую значительное время на консультации приходится уделять одним и тем же вопросам -  можно ли и как спать вместе с ребенком; зачем кормить по требованию, ведь по словам многих мам, когда малыш не ест, он просто использует маму вместо соски; объяснять, что до года ребенка невозможно избаловать, можно только дать ему базовую уверенность в мире или не дать ее. 
 
За довольно короткое время консультации – три часа, большую часть которой мы работаем с реальной проблемой (лактостаз, прикладывание, отказ) – изменить мировоззрение мамы практически невозможно. В особо сложных случаях, когда мама почти в каждом предложении употребляет после слова «ребенок» глагол «должен», удается лишь посеять зерно сомнения, удивления, что он вообще-то ничего не должен. А только может, только ожидает, что его потребности будут удовлетворены, и что это желание новорожденного совершенно естественно и вполне может быть реализовано. 
 
А вот когда работа сводит с мамами, чьи взгляды на взращивание младенцев совпадают с моими, приходит время делиться тем, что бывает востребовано довольно редко. Вот и в этот раз, довольно быстро завершив наше исследование, мы перешли к тонкостям ухода за новорожденными. За оставшееся время я продемонстрировала маме на кукле пестовальную гимнастику, а она параллельно делала малышу те движения, которые подходили ему по возрасту. Потом показала, как правильно массировать животик, если маме кажется, что причина беспокойства ребенка в нем. А в завершение мы вместе искупали малыша – так, как это делали наши предки многие столетия до нас, мягко и нежно, предоставляя ребенку возможность расслабиться и вспомнить то спокойное и привычное время, когда он жил в мамином животе. 
 
Я практически летела домой – так все прошло радостно и спокойно. Однако уже через три дня мне позвонила мама и сообщила, что она как следует пьет и кормит в разных положениях, но у нее снова лактостаз. На консультации мы говорили о том, что если у мамы проблемы с позвоночником, это может быть причиной лактостазов. И часто хватает одного-двух посещений специалиста чтобы забыть о застойных явлениях в груди, при этом улучшив общее физическое состояние матери. Поэтому я напомнила ей об этом и порекомендовала по возможности обратиться к остеопату. Если же и это не поможет, то придется думать о какой-то внутренней инфекции. 
 
Что она и сделала в самое ближайшее время. Но лактостазы так и не прекращались. Напротив, если сначала они случались раз в неделю, то потом настигали ее раз в три дня. 
 
Я усиленно думала, что же я упустила, советовалась с коллегами, искала информацию в интернете. И вот однажды мне попалась новая статья про короткую уздечку языка. В ней много говорилось о том, чем это чревато низким для ребенка – низким набором веса, невозможностью добраться до заднего, более жирного молока. Это все было не про наш случай. Но одна фраза привлекла мое внимание. В статье говорилось, что ребенок может плохо опорожнять грудь. И больше ни слова об этом. Но ведь это был именно такой случай – малыш плохо опорожнял некоторые доли груди. И помочь ему делать это лучше никак не удавалось. 
 
Хоть и сложно было признавать, что все мои предыдущие рекомендации не помогли и скорее всего не смогут помочь, а делать это нужно было. Ведь главная задача консультанта – помочь маме с ребенком решить их проблему. А с оценкой себя как специалиста приходится разбираться отдельно, бывает, что и с психотерапевтом. 
 
Поэтому отправила маме статью по электронной почте, а потом позвонила и сказала, что скорее всего виновата в ее проблеме все-таки короткая уздечка языка. И что есть только один способ узнать, так ли это – подрезать ее. И если меня терзала совесть, то маме было уже все равно, резать так резать, лишь бы помогло. Так как лактостазы стали случаться практически каждый день. Поэтому уже следующим утром они подрезали ее в ближайшей клинике. 
 
И тут… Та-да-да-дам… вечером случился новый лактостаз…
Мама рыдала. Я, честно говоря, после разговора с ней, исчерпав все знакомые мне способы и слова поддержки, тоже. Оставался только вариант скрытых инфекций. Я честно признала, что больше ничего сделать не могу. Все варианты исчерпаны. Дальше поможет, скорее всего, только медикаментозное лечение, которое должен назначить врач.
 
Мама позвонила через четыре дня. И осторожно так, словно боясь спугнуть, сказала, что на завтра назначены анализы. Но за эти четыре дня не было ни одного лактостаза. И она думает, что можно отложить исследования еще на пару дней. 
 
И поделилась еще кое-чем: малыш стал сосать грудь по-другому. Она поняла, что теперь ее ощущения похожи на те, которые она испытывала, когда кормила старшую дочь. «Я чувствую эти маленькие нежные движения язычка на своем соске, - сказала она, - и это просто волшебно!» 
 
Лактостазов и правда больше не было. Мы с облегчением выдохнули. Но не забыли. Потому что теперь каждый раз, когда я приезжаю на вызов по причине лактостаза, я первым делом проверяю подъязычную уздечку. И если она короткая, рекомендую сразу подрезать. 
Далеко не каждый случай в моей практике завершается успехом. Потому что я не волшебница, а всего лишь консультант. Бывает, что мамы не слишком качественно и внимательно выполняют мои рекомендации. А пару раз и мне приходилось признать, что моих знаний и опыта не хватает для разрешения проблемы. Но в этом случае я уверена, что могу обратиться к коллегам, и кто-то более опытный именно в этой теме обязательно поможет маме и малышу наладить грудное вскармливание так, чтобы оно было безболезненно, достаточно, удобно и по возможности приятно.  
 
Эта поддержка очень важна в моей работе. Она много раз придавала мне уверенности, когда мне казалось, что какая-то проблема слишком сложна для меня. Я смело шла на консультацию и… справлялась сама.  
 
Быть консультантом по грудному вскармливанию – это быть членом сообщества, которое стремится помогать людям, чья сила и уязвимость порой равны – мамам и младенцам. Их сила в единстве, в возможности чувствовать друг друга как никто другой, в почти стопроцентной незаменимости друг для друга. Но и уязвимость их в том же. И налаживая грудное вскармливание, мы делаем их связь крепче, а значит и каждого из них более сильным и наполненным – молоком, спокойствием, доверием и любовью.
 
Катерина Крайс, мама 3 детей,
консультант по грудному
вскармливанию,
выпускница Проекта ПроГВ

 


Мы - одна команда!

Оставайтесь с нами на связи!

Новости Проекта, анонсы курсов, интересные и полезные статьи!

Стать консультантом по ГВ Подписаться на рассылку